«Эта тётя гниёт, потому что колется…» Что помнят светлогорцы о времени, когда город иначе как Спидогорск не называли?

«Эта тётя гниёт, потому что колется…» Что помнят светлогорцы о времени, когда город иначе как Спидогорск не называли?

Источник – “Ранак”

Чтобы искоренить проблему, нужно о ней знать и помнить. Светлогорское издание “Ранак” попросило подписчиков рассказать, что они помнят о тех временах, когда наш город иначе как Спидогорск не называли. А еще поговорили с врачом, который тогда занимался ВИЧ-инфицированными пациентами.

Светлогорцы, которые помнят вторую половину 90-х и начало нулевых, хорошо знают, что 1 декабря — Всемирный день борьбы со СПИДом. Тогда этой дате придавалось большое образовательное значение. Нам бесконечно рассказывали о том, что такое ВИЧ и СПИД, и как одна наркотическая доза может поломать молодую жизнь. Многие из нас помнят времена, когда обыденностью стали сидящие у подъездов наркоманы (тогда не использовали термин наркопотребители), а друзей, соседей или знакомых забирали связанные со СПИДом болезни.

«Проще было стакан соломы найти, чем стакан воды»

Илья: «Мои самые жуткие воспоминания относятся к дошкольному возрасту, они обрывочны. Помню, во дворе за тогдашним «Маяком» или сегодняшним магазином «Алми» была деревянная крепость. Родители не разрешали детям играть в песке и делать «секретики», потому что там заразные иголки. Помню стоящую по утрам у входа в «Маяк» худощавую женщину с кожей цвета молочного шоколада от которой, мягко говоря, очень неприятно пахло. Как говорила моя бабушка: «Эта тётя гниёт, потому что колется». Вообще, слово «колется» тогда звучало как диагноз. Помню неописуемый запах в подъезде, ни на что не похожий. На мой вопрос, «а чем так пахнет», отвечали «наркоманы что-то варят». Помню, как один из наших родственников мешал бабушке уйти на работу в ночь (она работала диспетчером на «скорой»), вставал перед дверью и требовал «копейку на дозу». Запомнилась выставка в школьном спортзале, показывавшая ужасы чумы 21-го века, и восковая фигура Фредди Меркьюри. И бесконечные лекции, и плакаты…

Оля: Малосемейка в 3-м микрорайоне. Спускаешься по лестнице и наблюдаешь, как колются или шприцы выбрасывают [наркопотребители]. А ещё так приветливо говорят: «Добрый день». Но я была маленькая и было всё равно. Они никого не трогали.

Дмитрий: В подъезде постоянно воняло ацетоном. Недалеко от дома находились «вмазанные» личности, еле держащиеся на ногах. Использованные шприцы россыпью под ногами. А еще в школе к 1 декабря заставляли рисовать тематические плакаты. Это то, что я помню.

Алексей: В ГЦК [сейчас СЦК] проводили рокерский фестиваль «СПИДобойка». Помню, как году в 2002-м Вадим Данильченко из группы «Органы сна» вышел на сцену и сказал: «Люди умирают, а мы веселимся…». От СПИДа умерло много наших с ним знакомых. В доме, в котором я вырос, из 90 квартир умерли от последствий внутривенного введения [наркотиков] 11 человек. Со многими из них я был в хороших отношениях.

СПИДОБОЙКА, благотворительный рок-концерт в Светлогорске, фото

Владимир: Я вырос в это время и помню много, хоть и совсем маленький был. Всё это, в нынешнем моем понимании, было очень страшно. Везде шприцы, пакеты с переработанной отравой, постоянная вонь в подъездах от растворителя и ещё чего-то. Каждый день встречал «залипонов» [наркопотребителей] на улице. Обидно было, когда приезжаешь в санаторий, а с тобой не хотят общаться, узнав, что ты из Светлогорска. А в учебниках писали, что Светлогорск самый заражённый город в Беларуси.

Андрей: Конец 90-х, у мамы друга сломался оверлок, подсказали кулибина на «Светочи», но адрес примерный: там налево, сям направо. Короче, тянем мы эту «дуру» в клетчатой сумке. Навстречу толпа детей: «Стой! Что несёшь?! Заворачивай за нами! С кайфом не обидим!». Через дорогу другая толпа… «Не ведись! Они далеко живут! А у меня вот смотри, с собой два баяна!». Этим «предпринимателям» было не больше 10 лет. Вот такое время… Проще было стакан соломы найти в той локации, чем стакан воды.

Началом эпидемии ВИЧ в Светлогорском районе стал 1996 год. По оценкам милиции, наркопотребителем был каждый 13-й житель города.

Геля: Ужасное время. У нас сосед был из таких: и употреблял, и варил. Жуткая вонь, толпы валяющихся на полу наркоманов, страшно было заходить в подъезд, поэтому звали родителей под окнами, а они спускались и «прокладывали» путь.

Виктория: Я в то время маленькая была ещё, но четко сохранился в памяти эпизод: бабушка тогда вышла на пенсию и пошла подрабатывать дворником. Однажды рано утром я пошла ей помогать. Возле одного из домов на лавочке у подъезда увидела лежащего мужчину, а возле него — много шприцев с кровью. Не раз у себя в подъезде чувствовала запах уксуса. Знаю, что варили наркотик. Ходила к подруге в гости и у них в доме на лестничных пролетах часто кололись. Очень страшно было спускаться, особенно зимой, когда рано темнеет. Но, к счастью, ни разу никто не тронул.

В Беларуси с ВИЧ-положительным статусом проживает более 23 тыс. человек [статистика на 1 ноября 2021 года]. Больше всего новых случаев регистрируется у людей в возрасте 35-49 лет. 80% заражаются половым путем.

Евгеника: Я жила во дворе за гостиницей, один из центров наркоманов. Помню девушку Олесю, красивая была. Потом она пропала, а спустя время объявилась на костылях, без ноги. Потом снова пропала, и больше я её не видела… Два друга ещё были В. и Д., спортом занимались, высокие красивые, мечта девочек. В. ушел в армию, Д. попал в плохую компанию. В. ему из армии пишет, мол приду, морду набью за то, что связался с наркотиками. А пришел из армии и сам попал. Ещё в соседнем дворе Кондрат был (его, наверное, все знали) и Гвоздик. Кондрата этого с ОМОНом в квартире брали с дымовыми шашками. Зрелище было ещё то. Подружку сгубили наркотики. Жутко и печально, большинства из них уже нет в живых.

По данным Всемирной организации здравоохранения общемировое число людей, живущих с ВИЧ, в 2020 году составило 37,7 миллиона человек, с начала эпидемии от связанных со СПИДом болезней умерло 36,3 миллиона человек.

Врач-инфекционист: «Самое главное – проблему обнажили с самого начала»

Во второй половине 90-х — начале нулевых Дмитрий Падуто работал врачом-инфекционистом в Светлогорске. ВИЧ-положительные горожане были его пациентами.

— Не могу сказать, что умирали пачками, но ситуация была сложная. На первых порах не было четкого понимания, как этим пациентам помогать. До прихода антиретровирусной терапии фактически мы просто констатировали, что у пациента есть проблема, и время работает против него. А потом, когда пришло специфическое лечение, мы первыми в стране назначали терапию на районном уровне. Это было начало нулевых, когда пришел Глобальный фонд и пациентам стали реально помогать.

Глобальный фонд по борьбе со СПИДом, туберкулезом и малярией — международная организация по финансированию и партнерству, целью которой является «привлечение, использование и инвестирование дополнительных ресурсов для прекращения эпидемий ВИЧ/СПИДа, туберкулеза и малярии. Деньги на АРВ-препараты для ВИЧ-позитивных людей в Беларуси выделяет именно эта организация.

— Сначала это было шесть приемов [лечебных препаратов] в день, сейчас тенденция такова, что достаточно одной таблетки в день, — говорит Падуто. — Становится очень перспективным и в ряде стран зарегистрировано лекарство, когда нужна одна инъекция в несколько недель. Не все люди хотят [принимать АРВ-терапию], потому что лечение на всю жизнь. Это вызывает непонимание и недоумение лично у меня, так как люди принимают годами лекарства от сахарного диабета, гипертонии, и ничего ужасного не происходит. Но на самом деле АРВ-терапию хотят принимать все без исключения, когда иммунитет уже серьезно разрушен, а ждать чудес от терапии всё сложнее.

Сегодня ВИЧ — это хроническое заболевание. Ежедневно принимая таблетки [АРВ-терапию] ВИЧ-положительные люди могут вести нормальный образ жизни, рожать здоровых детей и не передавать вирус. В Беларуси предусмотрен универсальный доступ пациентов к антиретровирусной терапии, то есть государство гарантирует предоставление бесплатного лечения ВИЧ-инфекции всем людям, живущим с ВИЧ, независимо от стадии болезни и уровня иммунитета.

Слово СПИД мы слышим всё реже, чаще говорят о ВИЧ. По словам инфекциониста, это происходит, потому что в наши дни АРВ-терапия позволяет пациентам «не доехать» до стадии СПИДа. А тогда, в 90-е годы, светлогорская администрация очень своевременно взялась за проблему.

— Власть делала очень много, и самое главное – проблему обнажили с самого начала. Это дорогого стоит, потому что понимание вопроса – половина успеха, — говорит Дмитрий Падуто. — Были внедрены программы снижения вреда: пункты обмена шприцев, метадоновая программа — все они несут положительный опыт. Хотя это вызывало некоторый негатив в обществе «как это так, мы шприцы покупаем, а им дают», но на самом деле, дешевле и выгоднее им [наркопотребителям] покупать и профилактировать развитие септических и других осложнений. Это требует вложений на старте, но потом окупается. Мне довелось в свое время в Австрии общаться с человеком, который придумал метадоновую программу в Гонконге ещё в 70-е годы. Мы нигде не найдем серьезных исследований, говорящих о том, что в Гонконге эпидемия ВИЧ среди наркопотребителей носила массовый характер. Там заместительная терапия появилась ещё до ВИЧ-инфекции.

С 2010 года в Светлогорске существует программа заместительной терапии метадоном. Это вид избавления от наркозависимости. Метадон назначают взамен употребляемого наркотика. Постепенно доза снижается, и тяга к опиоидам уходит.

— Нарисуйте портрет вашего пациента в 90-х, начале нулевых.

— Это наркопотребитель, как правило молодой парень, который не заглядывает в будущее, а живет одним днем. Надо понимать, что именно наркопотребители послужили воротами для вхождения ВИЧ-инфекции в общество. Сегодня в эту ситуацию может попасть любой человек, в основном, вирус распространяется половым путем. И если наркотики употребляет лишь определенная часть населения, то сексом занимаются все. А уровень избирательности в отношении партнеров зачастую оставляет желать лучшего.

Единственный надежный метод убедиться в отсутствии ВИЧ-инфекции – пройти тестирование на антитела к ВИЧ не ранее 6 недель после того, как вы подверглись риску инфицирования [вступали в сексуальные контакты без использования презерватива, либо употребляли инъекционные наркотики]. Это можно сделать бесплатно и анонимно как в УЗ «Светлогорская ЦРБ», так и в любом лечебно-профилактическом учреждении страны. Набор для тестирования на ВИЧ по слюне можно купить в аптеке и самостоятельно сделать тест.

— В Светлогорске ещё достаточно много [ВИЧ-положительных людей], и Гомельская область лидирует в Беларуси, но столица уверенно догоняет, — говорит Дмитрий Падуто. — Меньше всего пациентов в Гродненской области, но это всегда так было. В последние годы их стало меньше выявляться, и программа всеобщего скрининга дала позитивные результаты.

За шесть месяцев 2021 года [январь-июль] выявлен 31 новый случай заболевания ВИЧ-инфекцией, за такой же период прошлого года — 29. На территории Светлогорского района проживает более 2600 человек с ВИЧ-положительным статусом.

0
Речичанка лишилась 800 рублей, посетив поддельный сайт Kufar «Белпочта» объявила конкурс на лучший дизайн-макет почтового ящика

Комментариев нет

Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.